topsi: (Default)
Как-то мамка купила билеты в театр. А сама пойти не смогла – мигрень одолела. Страшная штука – эта мигрень. Мамка ложилась с мокрым холодным полотенцем в темной комнате и каждый, даже совсем маленький звук или запах ее ужасно изводил. Колька каждый раз боялся и про себя тихонько поскуливал: «Сирота я, горькая сиротинушка…». Батя такой болезни не признавал, называл «бабскими штучками», и, когда был дома, гремел половником и шумно ел борщ. Маму тошнило. Но сейчас батя ушел в смену, а Колька отправился в театр один. Никто из друзей не захотел идти на спектакль – «Красная шапочка» - чо, для малышей!

В театре Кольке понравилось. Люди нарядные, девчонки в платьях как у волшебниц, мальчишки с мытыми шеями, все конфеты жуют, кругом золото и бархат – шикарная жизнь. Ну, и спектакль ничего. Колька даже со всеми кричал «Беги!», когда волк из постели вылез в бабушкиных очках. Потом, правда, стыдно было, и он быстро оглянулся – не слыхал ли кто его позорного крика. Колька взрослый уже, а повелся как малолетка.

Потом все похлопали, артисты выходили, держались за руки, кланялись. Бабушка даже Кольке подмигнула, он смутился. Потом занавес поволновался и затих, все потянулись к выходу. А у Кольки, как назло, бита закатилась. Встал резко – она из кармана и вывалилась. Все знают, что такое бита – банка от гуталина с песком внутри. Девчонки такими в классики играют, а пацаны в бабки. Биту дома Колька оставить побоялся. Потому что отец банку давно искал – там гуталину было еще раза на три, а Колька его выскреб и выкинул – очень бита нужна была.
Read more... )
topsi: (Default)
У Кольки дома не ладилось. Мама – веселая и смешная, была совершенно косорукой и, как скажет бабушка, ворон считала.

Когда Колька был маленький, ему казалось, что считать ворон – такое же важное дело, как, скажем, работать на заводе.

Только батя так не думал. Он частенько приходил домой в плохом настроении, и радости ему не прибавляло, что мама то тарелку разобьет сервизную, то у нее свежее молоко прокиснет. Тут начинались крики, шум, ругань…

От всего этого Колька убегал к лучшему другу Сережке. У того батя был летчиком-испытателем и геройски погиб, разбился, пробуя новый самолет.

Тетя Наташа, Сережкина мама, была уютная, кормила их обедом за круглым столом под оранжевым абажуром. Ели красный борщ с горкой белой густой сметаны, картошку жареную, а когда у тети Наташи было вдохновение, то и пирожки с капустой – вкуснющие.
Потом играли в компьютер, а когда Серегина мама справлялась с посудой, то в лото и в карты. Пару раз Колька оставался ночевать на диванчике в кухне. Хорошо было, душевно.

Но в тот раз все пошло не так.

Read more... )
topsi: (Default)
Продолжение

Начало: http://topsi.livejournal.com/546136.html?view=17633368#t17633368

Вдруг – шорх! В кустах зашевелилось, глаза блеснули зеленые. Как выскочит из кустов мужик, хвать Кольку за ногу!
Тот бежать – да куда там! Упал, рассыпал яблоки. А мужик говорит, ласково так:
- А вот давай – ты бегать будешь, а я тебя ловить. Поймаю – голову враз откушу!

Тут Колька чуть не описался со страху.
- Дяденька, - говорит, - да разве я для себя! Бабанька послала, старенькая она, попросила…Не кусайте меня, пожалуйста!

Сел мужик под дерево, а ногу-то не отпускает. И говорит задумчиво так.
- Ладно. Дам я тебе три задания. Выполнишь – отвернусь, разрешу яблок наворовать. А не выполнишь – точно откушу что-нибудь.

И тут Колька увидел, что у мужика зрачки не круглые, как у добрых людей, а узкие! Жуть одна! А куда деваться?
- Сделаю, дяденька Семен Семеныч! Давайте задания!
- Ну, - подобрел дядька, - если ты по имени меня знаешь, так задания дам легкие. Вот тебе первое - накопай мне в поле травы-валерьянки! Ее еще зовут травой мяун. Я тебя научу: так она пахнет…
- Фу! – отшатнулся Колька.
- Не понимаешь ты ничего в ароматах! – рассердился Семен Семеныч. – Вот на картинке, смотри.
Колька с интересом разглядел резные листья.
– И секрет еще скажу. Как войдешь в поле, зажмурься, обернись три раза вокруг себя, громко скажи «Мяун!» и сразу глаза открывай. Увидишь, трава валерьяна засветится, заблестит! Тут ты мне ее нарой с корешками, я у себя дома огородик разведу.
- А что ж, Семен Семеныч, вы сами-то не накопаете, если заветное слово знаете? – удивился Колька.
Read more... )
topsi: (Default)
На лето Кольку отправляли к бабке в деревню. Ну, кому бабка, а кому и бабанька. И никакая она не Бабка-Ёжка, как пацаны дразнятся, а вовсе Бабка-Йога.

Она после перестройки, когда все в Китай за куртками кожаными подались, в Индию поехала. Рассудила, что кольца индийские, да браслеты с самоцветами всегда раскупят, а таскать их на своем горбу гораздо легче, чем тяжелые куртки. Вот из Индии цацок и навезла, продала выгодно, дом поправила, живности всякой накупила, корову, овец, курочек без счету, а заодно и кой каким хитростям в Индии той научилась.

Ну, народ, ясное дело, шарахаться начал. Одно дело, когда в кино йог тощий в тюрбане ножки переплел и леве..как его…леветирует. Кино и есть кино, посмотрели, посмеялись да разошлись.

А вот когда бабка кругленькая, в платке, повязанном назад заячьими ушками, с чашкой чаю в одной руке и шоколадной конфетой «Белочка» в другой под потолок избы подлетает – это страшновато, надо сказать с непривычки. Кольке-то ничего уже, но и то иногда глянет, да и сушкой подавится от неожиданности.

Да еще дом был у бабки на курьих ножках. Но не такой, на костлявых лапах, как в книжках с картинками рисуют. У настоящих курьих домов ног не видно, они поджаты, как у птицы на жердочке. И догадаться можно, только если заметишь, что сегодня пол в одну сторону неровный, а завтра - в другую. Колька догадался, потому, что у него мяч все время в разные углы укатывался. Затекают лапы-то у дома, он и переминается. Таких по деревням много, просто мало кто знает.

И вот как-то утром бабка, выпив крепкого чаю с ванильным сухариком, пригорюнилась.
- А что, Колька, говорит, - принеси-ка мне молодильных яблочек полкило. Уж больно они вкусные!
Колька так и обалдел.
- Что, ба, пойди туда не знаю куда, что ли?
Read more... )
topsi: (Default)
Ниф-Нифу было хорошо. Он немножко курил, немножко попивал. Лежал на травке. Мылся в том, что попивал. Попивал то, в чем мылся. Его любили черные омуты, к нему сами приходили грибы. Мохнатые ели кружили над его головой. Но всегда за спиной маячила странная тень с огромными острыми зубами. Ниф-Ниф старался не думать о тени. Он понимал, что всему рано или поздно наступает конец. И когда лужи стали покрываться корочкой льда, Первый Поросенок подумал, что встретить тень можно в более комфортных условиях. Ниф-Ниф собрал на поле груду соломы. Солома была подгнившая и пахла мышами.

- Солома – это та же трава, - подумал Первый Поросенок. – А трава – она для всех. И для Поросят, и для Мышей, и для Маленьких, Зелененьких, Коленками назад. И даже для Странной тени.
Ниф-Ниф задремал. Но, когда над его соломенным домиком пронесся ураган с острым запахом Зверя, он собрал ноги в руки и в этой странной позе кинулся бежать.

Под копытцами хрустел лед.

Read more... )
topsi: (Default)
Колька прищурился и выстрелил. Рогатка била мощно. С одного из дракончиков , прилепленных на фасаде старого дома осыпалась штукатурка. Кариатида, подпиравшая карниз, брезгливо сощурилась. Колька подмигнул ей и заложил в рогатку следующий камешек.

На следующий день дядя Вася, Колькин отец слетел с лестницы голубятни.
Друганам, которые подобрали его с травки, он пробормотал невнятно и заикаясь: - Толстый! И светится! – Друганы усмехнулись и похмелили.

Через месяц дядя Вася выкупил прилавок на Птичьем рынке. Стал торговать голубями на любой вкус и кошелек. Его стая отбивала почтарей и турманов со всей Москвы. Летала стая самостоятельно, без всякого свиста и как угодно далеко. Возвращалась, увеличившись вдвое. Осенью на голубятню залез Колька.
- Слышь, заканчивай, - прошептал он в темный угол. - Батя хорошо поднялся, дом в деревне отстроил, мотоцикл купил…Хорош уже, участковый присматривается…
Из темного угла полыхнула струйка огня, и раздалось обиженное ворчание.
- Ладно тебе, отработал и гуляй, не спорь. Ты конечно хорошая зверюшка, но я тебе не рыцарь, да и батя не принцесса.
- Да уж – маленький толстый дракон ухмыльнулся, вспомнив небритую красную физиономию дяди Васи, телогрейку и башмаки-говнодавы. – Так я свободен?
- Как китайский доброволец! – Колька засунул пальцы в рот и поощрительно свистнул. – Вали уже, разжирел тут у нас, птичка – скоро летать не сможешь!

Назавтра над городом пролетел журавлиный клин. Последний журавлик был подозрительно пузат, а изо рта у него вырывались языки пламени, отчего косяк напоминал НЛО, нарисованный пунктиром.

Зима прошла тихо. В апреле Колька вышел из дому с рогаткой. Кариатида привычно сощурилась. Со второго дракончика осыпалась штукатурка. Кольке был нужен новый велик.
topsi: (Default)

- Бабушка, бабушка, дым от Вашей трубки мешает нам спать!

- Бабушка, бабушка,  вы слишком громко чавкаете пирожками!

- Бабушка, бабушка,  Ваши  большие зубы мешают Вам тщательно пережевывать пищу, и нас всех тошнит.

- Бабушка, бабушка,  горшочек маслица Вам, вообще-то на полгода, куда вы его наворачиваете!

- Бабушка, бабушка, почему у вас такие большие глаза? Что вы таращитесь! Купите уже себе очки.

 - Бабушка, бабушка, а не велика ли вам эта избушка? Нехорошо жить в таких хоромах одной, мало ли, кто дернет за веревочку..

Бабушка тяжело вздохнула, отпила немного компоту, подтащила телефон поближе и набрала номер Волка.

Profile

topsi: (Default)
topsi

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:53 pm
Powered by Dreamwidth Studios